Лао-цзы (фрагмент)

ЛИ-ФУ-ТАЙ сидел перед своей хижиной в созерцательном покое. Над ним простиралось глубокое синее небо, но он не смотрел на него. Вокруг него колыхались зелёные рисовые поля, но Ли-Фу-Тай не обращал на них внимания.

Он целиком ушёл в себя; его душа приветствовала другие души в иных обителях.

Маленькая рыжая собачка подскочила к нему и попыталась привлечь к себе внимание мужчины. Но все её забавные прыжки и весёлое тявканье были напрасны: человеческой души не было в своём теле.

Острыми белыми зубами животное схватило Ли-Фу-Тая за синее платье. Но когда и дёргание за одежду оказалось безрезультатным, собачка поспешно убежала обратно в хижину.

Из неё вышла женщина и приблизилась к мужчине. Однако заметив отсутствующее выражение его лица, она молча взяла стоящие на земле вёдра и удалилась.

Теперь вокруг погрузившегося в себя стало совсем тихо.

Издалека плыло белое облако странного вида. Оно всё приближалось и приближалось, и приняло очертания огромного дракона.

Когда оно придвинулось совсем близко к Ли-Фу-Таю, то показалось, что оно опускается. Мерцая, поднялась голова облачного дракона из небесной голубизны, и подобно шуму ветра раздался голос, звучавший то громче, то тише:

«Слушай меня, Ли-Фу-Тай! Шан-Ти послал меня говорить с тобой. Возвращайся назад из Садов Душ!»

Фигура мужчины осталась неподвижной, но его душа последовала зову. И она внимательно слушала то, что должен был сообщить ей посланец Шан-Ти.

Тот начал снова:

«Слушай, человеческая душа! Ты с преданностью думаешь о своём народе и размышляешь день и ночь, как ты можешь преодолеть господство демонов. Но твоя сила слишком слаба, ты знаешь это. Ты также не готов воспринять мысли Небес и передать их дальше тем, кто нуждается в них и потому молит о них Шан-Ти. Но знай:

Наверху, в одном из высших садов, уже давно подготовлена одна душа. Она восприняла в себя высочайшую мудрость и получила способность черпать силу из Света, когда бы она ей ни потребовалась.

Эта душа предназначена быть руководителем твоего народа, а тебя Шан-Ти избрал подготовить этой душе земной дом. Это твоя награда за верность Шан-Ти и твоему народу. Скажи, Ли-Фу-Тай, хочешь ли ты принять эту душу и оберегать её как подарок богов?»

И душа Ли-Фу-Тая склонилась и дала обет перед посланцем Шан-Ти. Затем она вернулась в своё тело.

Ли-Фу-Тай упал на землю, трижды прикоснулся лбом к матери-земле и помолился. В этот момент он понял, что произошло, и глубокое благоговение охватило его. А облако исчезло. Чистое голубое небо улыбалось человеку, которому была оказана такая милость.

Его жена возвращалась от водного источника. Он пошёл ей навстречу, взял вёдра и понёс их в хижину. Ни на секунду не задумался он о том, чтобы поделиться с ней только что пережитым. Было ещё достаточно времени, чтобы сказать ей об этом, когда подготовленная душа придёт.

Уже пять лет они жили вместе, а боги всё не благословляли их союз. Теперь Ли-Фу-Тай понял, почему так должно было быть. Этот ребёнок должен иметь возможность вырасти в уединении.

А ему, Ли-Фу-Таю, нужно теперь готовиться, он должен ежедневно углубляться в священные тексты, повествующие о богах и, прежде всего, о Шан-Ти, главном из всех богов.

Он должен всё осознаннее посылать свою душу в сады Света, должен чувствовать себя там как дома, чтобы он смог стать хорошим руководителем для души, которая придёт. Но в то же время он должен лучше, чем прежде, заботиться и о своём земном имуществе, чтобы тот, кто придёт, ни в чём не испытывал недостатка.

Ву-Ли, его жена, в последующие месяцы неоднократно удивлялась прилежности мужа, но это казалось ей правильным. Она чувствовала, что сейчас ей выпала новая задача. Преисполненная радости, она готовилась к ней.

Испуганно принимала она во внимание всё, что советовали ей опытные женщины. После захода дневного светила ей нельзя было делать ни одного шага из хижины, чтобы демоны не могли приблизиться к ней и напугать. Она должна была отыскивать всевозможные травы и постоянно носить их при себе, чтобы привлечь к себе хороших духов.

Ведь всё воздушное пространство было наполнено различными духами, и надо было быть сверхосторожной, чтобы не притянуть к себе или будущему младенцу что-нибудь плохое. И как сильно нужно остерегаться быть завистливой или коварной, чтобы приходящей душе не пришлось, может быть, войти в тело лисы. У каждой соседки был свой совет.

Ву-Ли слушала каждый, пока однажды не обнаружила, что многие советы противоречат друг другу. Чьим же советам ей следовать? Поговорить об этом со своим мужем не приходило ей в голову. Он, без сомнения, думал, как большинство мужчин, что женщинам не хватает понимания, так что с ними нельзя говорить серьёзно. Она даже не пыталась, чтобы не получить отказ.

Однажды утром она очень рано пошла к источнику, который находился между высокими веерными пальмами. Вокруг рос изумрудно-зелёный мох, образуя великолепную подушку для отдыха.

Ву-Ли опустилась на колени, чтобы зачерпнуть воды. Тут она увидела прелестную женскую фигуру, подобную которой ещё никогда не видела. Всё в ней было светлым и сияющим, даже длинные волосы, которые окутывали её, словно мантия.

Но странно, Ву-Ли казалось, что она может видеть сквозь эту фигуру стволы пальм. Может быть, это небесная посланница? Это не могло быть демоном. Правда, Ву-Ли рассказывали, что демоны иногда принимают прекрасные образы, но эта женщина обратилась к душе Ву-Ли, и та спокойно доверилась ощущению счастья, которое вызвало в ней видение.

После долгого созерцания Ву-Ли отважилась на вопрос:

– Кто ты и откуда пришла, Прекраснейшая?

«Я служительница Кван-Нонь и пришла из садов душ. Одна душа желает войти в тебя. Ты должна беречь и защищать её, и всегда помнить, что Шан-Ти, Возвышенный, посылает её к тебе! Готовься принять её достойно.

Великое должна исполнить эта душа. А ты должна отбросить все мысли о демонах. Они не могут приблизиться к тебе, пока твои собственные мысли не притянут их. Не переставая молись Шан-Ти, взывай к Кван-Нонь, и благословение распространится вокруг тебя подобно священной мантии.

Избегай общения с соседками, ходи в лес и посещай святые места. Устрой в своей хижине алтарь и приноси жертвы в виде цветов».

Давно уже Ву-Ли склонилась в молитве, касаясь лбом ковра из мха. Она была потрясена святостью момента. Когда прелестный голос умолк и женщина осмотрелась, то обнаружила, что она одна. Радость наполняла её.

Когда в тот же день в лучшем месте своей хижины Ву-Ли стала сооружать алтарь, Ли-Фу-Тай посмотрел на неё вопросительно, словно ожидая разъяснений. Но так как вслух он ничего не спросил, то и не получил ответ.

Удивлённо наблюдал он за устройством маленького домашнего алтаря. Маленькие руки Ву-Ли расстелили на лаковом столе тончайший, богато вышитый кусок шёлка. Затем она поставила посредине бронзовую чашу для благовоний, справа и слева от неё – две драгоценные вазы с цветами. И это было всё.

Теперь Ли-Фу-Тай должен был всё же спросить её, так как заметил полное отсутствие признаков культа предков, таких как амулеты, статуэтки и писания. Алтарь был сооружён, чтобы молиться у него, это было ясно. Но если ему, хозяину дома, следовало здесь молиться, то он должен знать, кому предназначались эти молитвы.

– Не скажет ли мне Цветок моего дома, кому она посвятила алтарь? – произнёс он дружелюбно, хотя и сердился, что первым должен задать вопрос.

Он собирался резко потребовать объяснений, но тут вспомнил, что гармония должна наполнять дом, которому позволено приютить приходящую душу. Теперь он сам удивился, как мало усилий потребовалось ему, чтобы быть дружелюбным. Но ещё больше удивил его ответ жены:

– Алтарь и жертвы предназначаются Шан-Ти.

Такого ещё никогда не было, чтобы высшему из богов сооружали алтарь в обычной жилой хижине! В ужасе Ли-Фу-Тай уставился на свою жену. Может быть, ожидание дарованной ей радости помутило её разум? Он должен попробовать отговорить её от дерзкого начинания.

Он добродушно повернулся к ней и хотел заговорить. И тут он увидел стоящую у алтаря светлую женскую фигуру. Благословляя, она подняла руки над чашей и цветами, а затем также над Ву-Ли, которая молитвенно опустилась на пол. «Значит, его жена тоже видела Светлых?» – изумлённо подумал мужчина, медленно опускаясь на пол рядом с Ву-Ли.

Тут посланница Бога начала говорить. Ясным, тихим голосом она сообщила, что Шан-Ти милостиво принял алтарь и цветочные жертвы. Супруги не должны ослаблять молитвы, их хижина должна стать храмом Бога, в котором царят мир и радость.

После этого Прекрасная исчезла, а муж и жена благодаря высокому совместному переживанию нашли путь друг к другу и поделились тем, что им было позволено увидеть и услышать. –





Залиште ваш номер телефону і ми передзвонимо
або ви можете зателефонувати самостійно
+38 (0482) 37-80-38
Made on
Tilda