Звезда ещё одного мудреца (фрагмент)

Знак на небе

В те дни, когда в Иерусалиме правил Ирод, в городе Экбатана, посреди персидских гор, жил человек, которого называли Артабан, что значило «посредник».

Вокруг дома Артабана раскинулся прекрасный сад, орошаемый источником вод, стекавших со склонов Оронта. Всё великолепие красок исчезло в мягких, благоухающих сумерках позднего сентябрьского вечера, и все звуки замерли в глубоком очаровании его покоя. Высоко над деревьями из сводчатых окон верхних комнат через занавеси падал слабый свет. Там хозяин дома собирался держать совет со своими друзьями.

Он стоял у входа, чтобы приветствовать своих гостей – высокий, смуглый человек примерно сорока лет, с сияющими глазами и жёсткими линиями вокруг его тонко очерченных небольших уст. У него было чело мечтателя и одновременно губы воина; человек с тонким ощущением, но с несгибаемой волей. Один из тех, кто рождается для внутренней борьбы и жизни, наполненной поиском, всё равно, какого он возраста. Его одежда была из чистой, белой шерсти, поверх неё он носил серебряную тунику; белый остроконечный головной убор с широкими загнутыми по сторонам отворотами покрывал его ниспадающие чёрные волосы. Это было одеяние древней жреческой касты магов, которых называли огнепоклонниками. –

– Добро пожаловать! – говорил он своим глубоким приветливым голосом, когда гости один за другим входили в зал. – Добро пожаловать, Абдус! Мир вам, Родапсес и Тигранес, и тебе, мой отец Абгарус!

Девять присутствующих мужчин были очень разного возраста, однако по богатству их красочных шёлковых одежд в них можно было узнать знатных персов. Качавшиеся крылатые золотые кольца на их груди показывали, что они были последователями Зороастра.

Они заняли свои места вокруг чёрного домашнего алтаря, на котором горел небольшой колышущийся огонь.

Артабан дал огню больше пищи, так что он высоко взвился, и обратился к своим друзьям:

– Сегодня вечером вы пришли сюда, чтобы как истинные ученики Зороастра обновить свою клятву и снова поклясться в своей верности Богу чистоты, – сказал он. – Слушайте меня, мои друзья, когда я буду рассказывать вам о новом Свете и Истине. Я узнал об этом благодаря древнейшим из знаков и втайне хранил это древнее пророчество в своей душе. Религия без великой надежды была бы похожа на алтарь без живого огня.

Он вытащил из-под своей туники два мелко исписанных свитка и тщательно разгладил их на коленях:

– Давным-давно, задолго до того, как наши отцы пришли в страну Вавилонию, жили в Халдее мудрые мужи, которые узнали о тайне небесной от первого из магов. Среди них сын Беора был одним из самых могущественных. Слушайте слова его пророчества: «Из дома Иакова взойдёт звезда, и скипетр поднимется над Израилем».

Артабан продолжил:

– Это было показано мне и моим трём товарищам – Каспару, Мельхиору и Бальтазару. Мы тщательно проверили халдейские записи и вычислили время. Оно падает на этот год. Когда весной мы изучали небо, то увидели, как две из самых больших звёзд приблизились друг к другу в знаке Рыб, который является Домом иудеев. Мы видели там также новую звезду, которая появилась на одну ночь, а затем исчезла. Сейчас обе планеты встречаются снова. В сегодняшнюю ночь произойдёт их констелляция. Трое моих братьев наблюдают небо в древнем храме семи сфер в Борсиппе в Вавилонии, а я наблюдаю небо здесь. Когда звезда появится снова, они подождут меня ещё десять дней в том храме, а затем мы вместе отправимся в путь, чтобы увидеть Возвещённого, который должен родиться как царь Иерусалима, и поклониться Ему. Я думаю, что знак появится, и подготовился к путешествию. Я продал свой дом и своё имущество, и вместо них появились эти три драгоценности – сапфир, рубин и жемчужина, чтобы принести их новому Царю как дар. Я прошу вас совершить паломничество вместе со мной, чтобы мы могли вместе порадоваться, найдя Принца, который достоин того, чтобы Ему служили.

В то время как он говорил, его рука скользнула во внутреннюю складку пояса и он вытащил три больших драгоценных камня – один синий, как ночное небо, другой красный, как восход солнца, и третий такой чистый, как снежная вершина в сумерках, и положил их на развёрнутые перед ним льняные свитки.

Но его друзья смотрели на него чужими и непонимающими глазами. Налёт сомнения и недоверия витал над их лицами, как туман, который поднимается из долин и окутывает горы. Они обменивались взглядами недоумения и сочувствия, как люди, которые услышали маловероятную историю, сообщение о фантастическом видении или предложение предпринять что-то невозможное.

Наконец один сказал:

– Артабан, это призрачная иллюзия! Это происходит из-за слишком длительного созерцания звёзд и занятия высокими материями. Было бы разумнее использовать время для того, чтобы получить деньги для нового храма огня в Хале. Ни один царь не восстанет когда-либо из сломленной расы израильтян, и никогда не будет конца в вечной борьбе между Светом и тьмой. Любой, кто этого ожидает, гоняется за тенями. Прощай!

Другой сказал:

– Я болен и чувствую, что эти трудности будут мне не под силу; но среди моих слуг есть человек, которого я пошлю к тебе, чтобы он тебя сопровождал, когда ты пойдёшь. Тогда он сможет мне рассказывать, как у тебя дела.

Но Абгарус, самый старший, которого Артабан любил больше всех, ещё остался, когда другие уже ушли, и сказал с трудом:

– Мой сын, может быть так, что в знаке, который появился на небе, есть свет Истины; тогда он без сомнения приведёт тебя к Принцу и к могущественному сиянию. Я слишком стар для этого путешествия, но моё сердце день и ночь будет твоим спутником в этом паломничестве, и я тоже узнаю ответ на твой вопрос. Иди с миром!

Так, один за другим, ушли все, и Артабан остался в одиночестве. Он ещё раз посмотрел на драгоценные камни и затем положил их обратно в свой пояс. Долгое время он стоял и наблюдал за огнём, который вспыхивал на алтаре и снова опускался. Затем он пересёк зал, поднял тяжёлый занавес и мимо высоких порфировых колонн вышел в сад на крыше.

Уже началась едва уловимая дрожь, которая проходит по земле перед тем, как она пробуждается от своего ночного сна, и прохладный ветер, возвещающий рассвет, спустился вниз с открытых воздуху и свету, покрытых снегом вершин хребта Оронт. Далеко позади, над восточной равниной распростёрлось, будто озеро, белое поле тумана. Но там, где дальняя вершина Загроса разрезала горизонт на западе, небо было ясным. Юпитер и Сатурн катились вместе, как капли колеблющегося пламени, слившиеся в одно целое. Когда Артабан увидел это, то обнаружил, что под ними из темноты родилась голубая искра, вместе с красным ореолом приобрела форму тёмно-красного шара и вихрем поднялась в шафрановых и оранжевых лучах, став сияющей белой точкой. Крохотная и бесконечно далёкая, однако законченная в каждой части, она пульсировала на огромном небосводе, как будто три драгоценных камня в поясе мудреца расплавились и преобразовались в живое сердце из света. Тут он склонил голову и прикрыл глаза рукой.

– Это знак, – сказал он. – Царь пришёл, и я пойду искать Его.








Залиште ваш номер телефону і ми передзвонимо
або ви можете зателефонувати самостійно
+38 (0482) 37-80-38
Made on
Tilda